Главная » Статьи » Мои статьи

Маска а маска

 

Маска а маска

Я тебя знаю! Ты Ингви Мальмстин!" – "Не, я Душан Петросси" – "А в чём разница?" Бельгиец из тех виртуозов, которые любят становиться в позу и на спор играть столько-то нот за столько-то секунд. Но на "Shadow Of The Red Baron", третьем выпуске неоклассики в послужном списке Iron Mask, это уже неочевидно. Есть явное желание идти по следам знаменитого шведского Шумахера от гитары в период, когда подобный материал минимизирован на мировом рынке вследствие некогда наступившего перенасыщения. И Душан попадает ровно в ту нишу, которая может быть востребована после долгой болезни. Отличный маркетинговый ход. История о Манфреде фон Рихтгофене, немецком асе Первой мировой войны, ещё до многократного чемпиона "Формулы-1" получившего прозвище "Красный барон", отличается изрядной долей аляповатости. Но в неоклассике такие вещи к месту и вполне простительны.

Маска а маска

Странно звучащее вступление на русском в "Ghost Of The Tzar", за которое явно ответственен басист Василий Молчанов, сюда же. Во всём на "Shadow Of The Red Baron" чувствует основательность, продуманность, идея. Мастерил и сводил запись Йенс Богрен (Opeth, Katatonia) в Швеции, там же на свет появились клавиши. Гитары записывались в Брюсселе, ударные увековечивались в Роттердаме. Географию можно изучать по таким рекорд-сессиям. Но собрано всё умело, хотя и предсказуемо. В составе этой пауэр-металлической канонады с явным привкусом хард-н-хэви не так много самолюбования и ориентации на скорости, свойственные Мальмстину. 80-ческие риффовые структуры в русле Dio, мелодии вроде Iron Maiden и старомодные клавиши а-ля Rainbow гармонично вписываются в без малого час материала.

На "Dreams" At Vance почти "воссоединяются" в каноническом звучании – здесь Оливер Хартманн появляется в качестве гостя, а неоклассический материал блестяще показывает, что корни у немцев и Iron Mask одни и те же. Да и сама композиция написана скорее в стиле, который подкармливает Олаф Ленк. Шутка в том, что основной голос коллектива Гоетц Море представляет собой классический хард-н-хэви вокал и в плане узнаваемости явно уступает временщику и бэк-оратору Хартманну. Первой мировой войной кормят не напропалую – единственная баллада "We Will Meet Again" посвящена скоропостижной смерти родительницы Душана. На сладкое оставлена мальмстиновская инструменталка – "Ghost Of The Tzar", где Петросси отводит душу за всю ту сдержанность, которую ему пришлось демонстрировать по ходу пьесу. Крепкий середнячок из серии тех, которых ещё лет семь тому назад было пруд пруди, а теперь они подбираются к красной книге. Даже Мальмстин ушёл в акустику. Но на его месте должен быть хоть кто-то.

 

 

Категория: Мои статьи | Добавил: defaultNick3959 (08.06.2018)
Просмотров: 16 | Рейтинг: 0.0/0